Shopping Cart 2

You save $10.00 on this order.
Total

$69.97

Checkout

Церковь - история



 
Строительство храма во имя Живоначальной Троицы в подмосковной вотчине князя Михаила Яковлевича Черкасского в селе Останкове (один из вариантов прежнего названия Останкина) началось в 1678 году. Предшествовали этому поданная князем Челобитная на имя Патриарха, а затем выданная ему Благословенная Храмозданная грамота на сооружение церкви от 15 сентября 1677 года: «…и аз великий Господин Иоаким Божиею Милостию святейший Патриарх московский и всея росии князь михаила яковлевича черкаского пожаловал благословил велел ему на тоя каменную церковь всякие запасы (…) готовить и в тех каменных запасех (…) на новом месте против чертежа каков подан в нашем казенном приказе построить новую каменную церковь во имя пресвятыя и живоначальныя троицы да в пределах пресвятыя богородицы одигитрия иконы тихвинской да преподобного отца нашего александра свирского чудотворца…». 
Новая церковь имела предшественниц – деревянные церкви также во имя Живоначальной Троицы. Самое раннее свидетельство о существовании таковой в «Осташкове на суходоле» (как тогда называлось Останкино) относится к концу XVI века, когда им владел В.Я. Щелкалов. По свидетельству архивных документов деревянная церковь во имя Живоначальной Троицы продолжала существовать в вотчине и при новых владельцах – князьях Черкасских – на протяжении всего XVII столетия вплоть до появления каменной.

К 1683 году строительство нового храма, в основном, было закончено, а один из его приделов – во имя Тихвинской Божией Матери – полностью завершён, включая возведение иконостаса, и 8 февраля того же года освящён.

Окончательная отделка интерьеров и сооружение иконостасов в центральной части и втором приделе затянулись на несколько лет. Освящение южного придела – во имя Преподобного Александра Свирского – состоялось только 1 августа 1691 года, а центральной части – собственно церкви во имя Живоначальной Троицы – 3 июня 1692 года.

Причиной тому могли быть длительные отлучки Михаила Яковлевича из Москвы, вызванные служебной необходимостью (в 1671 году он назначен воеводой в Астрахань, в 1685 – в Новгород, в 1697 – в Тобольск), а также иные архитектурные замыслы князя.

Вновь построенная церковь представляла собой кирпичное здание, вознесенное на общем каменном цоколе (подклет), состоящее из центрального и двух боковых объемов (четверик и два придела), самостоятельных в архитектурном отношении, и общей паперти, объединяющей их с запада. С севера на паперть ведет лестница в два марша, перекрытая коробовым сводом; с юга пристроено крыльцо с двусторонней лестницей и рундуком, остальная часть лестницы крыта коробовым сводом; с запада – лестница в два марша под коробовым сводом, над рундуком вознесена колокольня. Три полукруглые апсиды с восточной стороны увенчивали его ряды закомар и семь куполов: пять над центральным четвериком и по одному над каждым приделом.

В качестве декоративно-отделочного материала использованы белый камень и полихромные изразцы, цветовая гамма которых построена на сочетании желтого, бирюзового, синего и белого, а основные элементы архитектурно-пластического декора – различного рода колонки, наличники, карнизы, лопатки, ширинки - из белого камня и кирпичной выкладки.

По характеру объемно-пространственного решения церковь Живоначальной Троицы относится к распространенному в то время типу храма - бесстолпный, с сомкнутыми сводами. В приделах свод глухой, а в главной церкви его прорезают пять световых глав, что представляет собою редкое по тем временам и смелое конструктивное решение. Снаружи приделы завершают два ряд кокошников с барабаном и главой в центре. Основной четверик также увенчан двумя рядами кокошников и каноническим пятиглавием с более высокой и объемистой центральной главой. Монолит шеек глав расчленен оконными проемами, что делает их более легкими. Одновременно решался вопрос дополнительного притока в интерьеры естественного света.

Основными элементами декора являются общепринятые для этого времени простые формы : киотцы, гирьки, арочки, ширинки, кувшинчики, балясины, розетки. Впечатление многообразия создается за счет обильного повторения этих элементов в разной последовательности друг с другом. Декор преимущественно сосредоточен в наличниках, вертикальных угловых лопатках.

Центральное место на восточном фасаде основного четверика занимают три киота с помещенными в них образами Спасителя и молящимися ему Богоматерью и Иоанном Предтечей («Деисус» - моление). В соответствии с этим на восточных фасадах других приделов также помещены по три киотца: прямоугольные в центре и арочные по сторонам.. Имеются они по одному и на остальных фасадах главного четверика. На северном – образ Богоматери с младенцем, расположенный над приделом во имя Тихвинской Божией Матери. Каждую фасадную икону обрамляет большой наличник из фигурного резного камня, разделка которого весьма напоминает обработку колонок из иконостасов флемской резьбы.

В начале XVIII века над западным крыльцом церкви Живоначальной Троицы завершено возведение колокольни, получившей согласно иным, нежели в предыдущем столетии, архитектурным канонам шпилеобразное завершение; тесовое покрытие всего храма в 1727 году заменено железным. Это время можно считать периодом окончательного формирования внешнего облика храма, сохранявшегося без каких-либо серьезных переделок до последней четверти XIX века.

Цокольный этаж здания (подклет) использовался под хозяйственные нужды – в нём размещались склады. На втором этаже находились первоначально не отапливаемые, как тогда говорили «холодные», но впоследствии утеплённые, собственно церковь Живоначальной Троицы и две придельные. Каждая из них имела своё назначение. Церковь во имя преподобного Александра Свирского, развернутая в сторону пруда и села, являлась, по сути, приходской церковью – в ней проходили службы для жителей Останкина.

Церковь во имя Тихвинской Божией Матери, обращенная к Старым хоромам (дому владельцев), выполняла функции «домовой» церкви – предназначалась для владельцев усадьбы, поэтому имел отдельный вход через северное крыльцо и небольшую паперть, отделенную стеной от паперти главной церкви и южного придела. Находясь в непосредственной близости к жилым хоромам, этот придел был окружен особым вниманием владельцев усадьбы. Именно здесь хранились наиболее чтимые семейные реликвии: походный складень фельдмаршала Б.П. Шереметева конца XVII века и деревянная раскрашенная скульптурная композиция «Оплакивание Христа» того же времени (оба предмета сохранились и находятся сейчас в собрании музея). Скульптура была заключена в «…шкаф большой деревянный со стеклянными дверьми», над ней на той же левой стене трапезной располагался киот-складень. Перед иконостасом висело паникадило на 24 свечи, заканчивавшееся фарфоровым яйцом с росписью на тему Страстей Христовых.

Церковь во имя Живоначальной Троицы, напротив которой находится западный – парадный, «подколокольный» – лестничный всход, как самая просторная, была рассчитана на праздничные, многолюдные и торжественные, по особо значимым поводам, службы.

В таком виде – со шпилем над колокольней – храм многократно запечатлён не только на графических листах и живописных полотнах XIX века, но и на фотографиях, сделанных до ее перестройки.

К 200-летию со дня основания храма граф Александр Дмитриевич Шереметев (к графам Шереметевым Останкино перешло в 1743 году) решает на собственные средства провести ремонтно-реставрационные работы, чего действительно настоятельно требовало состояние здания. В 1877 – 1878 годах архитекторы А.К. Серебряков и Н.В. Султанов начали реставрацию, в результате которой церковь Живоначальной Троицы обрела, как считалось тогда, должную стилевую завершённость. Во время реставрации был отскоблен толстый слой меловой краски (клеевая охра), которая сплошь покрывала обожженный кирпич; выкрошившийся кирпич был замене новым, а треснувшиеся и обвалившиеся украшения из тесаного камня восстановлены в первоначальном виде. Но реставрацией дело не ограничилось: была произведена существенная реконструкция. С южной и западной сторон храма изначально небольшие по размеру прямоугольные окна были растёсаны и получили полуциркульное завершение, над южным крыльцом и над колокольней вместо шпиля появились никогда не существовавшие шатровые верхи. Именно так, по представлению архитекторов – сторонников нового направления в архитектуре, ориентированного на древнерусские, прежде всего XVII века, памятники, – должно было выглядеть здание церкви.

Имея целью воссоздать «подлинный» внешний вид храма, реставрация, на самом деле, частично уничтожила подлинное, привнесла не существовавшее и, соответственно, изменила его исторически сложившуюся индивидуальность, суть которой заключалась в сочетании элементов архитектурных стилей XVII и XVIII веков.

Подклет храма издавна использовался как хранилище имущества прихожан и церковных ценностей. Во время войны 1812 года и Второй мировой войны 1941-1945 гг здесь были спрятаны многие вещи из Дворца . В 1919 году, когда приход был вынужден спуститься из верхних храмов в подклет, здесь был освящен придел во имя Св. Николая.

В конце 1920-х годов службы прекратились. В 1930 году один из красивейших храмов ближайшего Подмосковья превратился в филиал Антирелигиозного музея искусств (б. Донской монастырь) и использовался не только как последнее убежище иконостасов и икон из упраздненных московских церквей, но и как склад под картофель, занявший значительную часть церкви.

С 1931 года музей стал хлопотать о передаче ему здания храма, но это произошло лишь в январе 1935 года.

В связи с включением церкви Живоначальной Троицы Останкино в комплекс музея, расположенного на одной с ним территории и состоявшего тогда только из дворца-театра XVIII века, был проведен ряд мероприятий для приспособления здания храма под нужды музея.

В советское время назначение помещения придела Тихвинской Божией Матери использовали по-разному: сначала - выставочная площадка, в дальнейшем – научная библиотека и научный архив для сотрудников музея, при этом каркас иконостаса был демонтирован и перенесен в хранение, располагавшиеся в центральной части церкви.

В приделе Александра Свирского иконостас закрывается деревянной обшивкой, производившей впечатление монументальной стены, перегораживается все помещение южного придела, и на солее оборудуется кабинет директора. Лишь вырезанное в перегородке пространство и последующая установка современной двери (на месте демонтированной и определенной в фондохранение иконы Архангела Михаила), служащей входом в алтарь, напоминала о прежнем предназначении.

В большей степени повезло главному иконостасу церкви – он остался открытым, а помещение центрального храма, на протяжении всего времени бытования в усадебном комплексе музея, использовалось как фондохранение. Долгое время на первом и втором этажах бывшего храма размещались рабочие комнаты администрации, научных сотрудников, экскурсоводов, реставраторов и часть фондов (запасники).

В конце 1960-х – первой половине 1970-х годов стало возможным проведение первой научной реставрации, целью которой ставилось раскрытие, насколько это возможно, первичного слоя на иконах центрального иконостаса, уточнение датировок.

В следующем десятилетии реставрационные работы велись на паперти, были начаты работы в южном и северном приделах. Однако завершиться им суждено было уже не в музейном, а в церковном здании. Постановлением Совета министров СССР от 29 декабря 1990 года №1372 "О порядке передачи религиозным организациям в собственность культовых зданий, сооружений" вышел указ Патриарха Московского и Всея Руси от 26 августа 1991 года об учреждении "подворья Свято-Введенской Оптиной пустыни при храме Живоначальной Троицы в Останкино г. Москвы (1-я Останкинская ул., 7,стр. 2), и в здании храма был зарегистрирован приход церкви Живоначальной Троицы.23 марта 1991 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II освятил престол в честь Святой Живоначальной Троицы.

Поскольку храм всегда за время своего существования был приходским (в соответствии с современной религиозной терминологией) и усадебным (в соответствии с историческим назначением), передача его Постановлением Правительства Москвы от 2 апреля 1992 года №804 явилась исторически значимым событием.

14 августа 1996 г. архиепископ Истринский Арсений освятил северный придел во имя Тихвинской иконы Божией Матери.

31 декабря 1994 г. архиепископ Владимирский и Суздальский Евлогий (Смирнов Ю.В.) освятил южный придел. Началась его новая и одновременно прежняя – естественная – жизнь: со службами, запахом ладана, старинными песнопениями.
Яндекс.Метрика